Электронный каталог: авторы Электронный каталог: книги
Одноклассники Твиттер Вконтакте Фейсбук

Новикова Алёна Алексеевна

1996 г.р., студентка 1 курса Владимирского государственного университета

имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых,

Институт искусств и художественного образования, кафедра хореографии

Эссе

«Моя прабабка Дуня»

Кто сказал, что по тылу не шла круговерть?

Мы в такое поверим едва ли.

И по фронту гуляла нещадная смерть,

И в тылу её часто встречали.

Не напрасно живёт о Победе молва —

В ней спрессованы боли и беды.

Общей кровью писали мы эти слова:

«Всё для фронта! Всё для Победы!»

 Я никогда не понимала, а может быть, и не пыталась понять того, что мои мама и бабушка бережно хранят какие-то уже давно отжившие вещи, пришедшие в негодность. Хотя скрягами их не назовёшь: мама с лёгкостью расстаётся с чем-то приобретённым сравнительно недавно. Так почему же в семье так «оберегают», например, старые миски из алюминия? Они неказистые, местами помятые. Рядом с ними красуются подружки из новёхонького набора. А эту, не побоюсь сказать, рухлядь, возвели в ранг Мисс кухни. Конечно, в них никто уже ничего не готовит, но чистят регулярно, чтоб «подольше пожили». Меня, признаться, всегда и удивляло, и смешило такое отношение к вещи. Когда я предложила бабуле избавиться от мисок, она мне сказала с негодованием: «Как ты можешь! Это же память о твоей прабабке Дусе, память о войне!»

Я удивилась: как миски могут быть памятью? Да ещё и о войне! Понимаю, что мы в семье храним похоронку на деда, его медали, вырезку из газеты… Я хорошо знаю историю семьи, знаю, что мой прадед, Смирнов Павел Григорьевич, воевал и «пал смертью храбрых», как писали тогда в похоронках. Его имя высечено золотыми буквами на Обелиске Славы в центре города. Я не раз писала сочинения о нём. Помню из раннего детства, как прабабка Дуня (ей к тому времени было около девяноста лет) рассказывала о прадеде Павле. Я гордилась, что и моя семья внесла свой вклад в общую Победу. А миски? И при чём здесь прабабка Евдокия Ивановна, она же не воевала?! Это мне не давало покоя, и я решила расспросить бабушку и маму.

Услышанное настолько поразило меня, что моё впечатление о войне во многом изменилось. Нет, скорее, расширилось и пополнилось. Я много читала книг о ней, смотрела фильмов. Плакала, переживала за героев – практически чужих для меня людей. Но я и подумать не могла, что эхо войны здесь, рядом, в моей семье…

Моя прабабушка, Евдокия Ивановна, ничем особенным не отличалась. В моих глазах она всегда была сухонькой, маленькой, доброй старушкой из сказки: читала мне книги, рассказывала истории, вязала носки. Ничего общего, на мой взгляд, не имела с войной. Я знала, что в годы Великой Отечественной поднимала дочь (мою бабушку), так как муж ушёл на фронт. Работала, как все женщины, на ткацкой фабрике, вязала вещи для фронта. А оказалось, война – это не только героические подвиги, но и трудовые будни в тылу. Вот что мне рассказала моя бабушка: «Мама (Евдокия Ивановна) была скромной, но очень добросовестной работницей. Проводив мужа на фронт, потеряв двоих детей, которых не смогла выносить из-за непосильно тяжёлой работы, одна меня поднимала. Мне всего два года исполнилось, когда война началась. Мамка постоянно на работе, а я то с её сестрой, то с соседями по коридору (так в нашем городе называются рабочие казармы, построенные ещё его основателями братьями Лосевыми в 19 веке), а то и одна. Голодно было. Хлеб по карточкам получали, да огород спасал. Кое-как перебивались. В 1942 маму вместе с другими женщинами отправили на работу в лес – дрова для фабрики и казарм запасать: валили деревья, пилили, грузили на вагоны. Работали практически сутками…» Я вспомнила руки прабабки: шершавые, мозолистые, жилистые, все в венах… Теперь мне ясно стало почему, хотя я с трудом представляла нашу бабку Дуню пилящей дрова или сваливающей деревья. Это же не каждый мужик выдержит! Правду говорят, что русская женщина «коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт!» А бабушка продолжала рассказ: «Одежонки не было, ходили, в чём попало. Помню, мамка мне из купленной старой шинели сшила пальто и сумку, чтоб мне было в чём в школу пойти в 1945. Как я была рада! А сама она одевалась, как и все тогда, плохонько: телогрейка, вязёнка и носки до колен, связанные из разных ниток, что оставались. Валенки с галошами. Работали на торфяниках в лесу, так их «торфушками» и прозвали». И тут я вспомнила урок русского языка, когда мы изучали диалектные слова. Нам учительница объясняла, что широкое распространение в нашей местности получило слово «торфушка». В моём сознании отложилось, что это неряшливо и безвкусно одетая женщина. И только теперь я поняла, что «торфушки» – это героини, ковавшие Победу дома, в тылу!

Я достала семейный альбом, нашла фотографии прабабки и её подруг (сделанные, правда, уже после войны) и взглянула на них по-другому. За бедными одеждами я разглядела русских красавиц, Василис Прекрасных. Кстати сказать, что Евдокия Ивановна проработала в лесу до 1956 года. Затем вернулась в фабрику, заработав пенсию всего в 32 рубля. Прабабка никогда ни на что не жаловалась, никому не завидовала. Всегда говорила: «Из всех нищих не выйдешь чище, у кого-нибудь платочек да новенькой». В конце бабушкиного рассказа, выйдя из оцепенения, я поинтересовалась, причём же здесь алюминиевые миски? Может быть, в них готовила обед прабабка Дуня, и поэтому они так дороги нам? Ответ был неожиданным: у нас, в Собинке, во время войны жили пленные немцы, работали на фабрике, конечно, тоже голодали. Они и стали делать из алюминия миски и выменивать на еду у жителей. Вот и прабабушка их пожалела – выменяла две мисочки на «картоху с огорода и морковь». Ещё меня удивил тот факт, когда бабушка сказала, что после войны пленных немцев стали отправлять домой, на родину, то жители Собинки ходили их провожать до станции, плакали. На мой немой удивлённый вопрос она ответила: «Ведь люди же они, не скотина. Простые солдаты, как с ними можно по-скотски?»

Я промолчала, а про себя подумала: эта миска – символ доброты и милосердия к тем, кому тяжелее и трудней, символ всего светлого и доброго, чего нам так не хватает сегодня в жизни. А так хотелось бы… Кстати, хочу добавить, что одну из мисочек мы отдали в городской музей – пусть все по ней узнают историю нашего города, нашей страны. Нашей Победы.

Моя прабабушка Евдокия Ивановна первая слева в нижнем ряду

Моя прабабушка Евдокия Ивановна первая слева в нижнем ряду

лента

Ресурсы