Электронный каталог: авторы Электронный каталог: книги
Одноклассники Твиттер Вконтакте Фейсбук

Рябова Ксения Сергеевна

26.03.2000 г.р.

ученица 8 класса МБОУ СОШ №3

70 летИнтервью с Масловой Галиной Алексеевной,

чье детство пришлось на годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.

«Память, которая всегда со мной»

В преддверии такого масштабного и великого праздника, как 70 лет со дня Победы в Великой Отечественной войне, я не могла не взять интервью у свидетелей тех страшных лет. У тех, кто пережил это тяжелое время.

Копытова (Маслова) Галина Алексеевна.  снимок – январь 1943 г. (8 месяцев)

Копытова (Маслова) Галина Алексеевна. Снимок – январь 1943 г. (8 месяцев)

Галина Алексеевна Маслова была еще совсем ребенком, когда началась война. Но война оставила в детской памяти четкие и ясные картинки тех событий. Воспоминания детей войны дают нам, жителям 21 века, представления о том времени, о тяготах, которые выпали на долю простых людей – женщин, стариков, детей. Из их рассказов мы узнаем, как жил наш город в военный период, как работали гороховчане для фронта, как боролись с трудностями быта, как воспитывали детей и продолжали верить в то, что война обязательно закончится и счастье постучится в двери каждого советского человека.

— Добрый день! Галина Алексеевна, в мае мы будем праздновать 70 лет со дня Победы в Великой Отечественной войне. Расскажите нам, пожалуйста, что вы помните о том времени, поделитесь вашими воспоминаниями. 

— Все дальше и дальше от нас война, а воспоминания о том далеком, непростом времени не стираются из памяти. Все чаще события тех лет приходят ко мне по ночам, тревожат, беспокоят, порой даже мучают. Как забыть! На годы войны пришлось моё горькое детство. И все равно, глядя с высоты прожитых лет, я понимаю, что это лучшие годы моей жизни. Тогда все еще было впереди: мы жили надеждой, верой, мечтами. Думали о счастье и наши родители. Но война, внезапно ворвавшаяся в их жизнь, растоптала надежды. Многие до сих пор не оправились после потерь военных лет. Я родилась за год до войны и не помню ее начала, а вот, как жили трудно и голодно с мамой, помню.

— А как вы жили в военное время, расскажите поподробнее.

Галина с мамой Анной Андреевной Копытовой, фотография была отправлена на фронт отцу и мужу Копытову Алексею Васильевичу, г. Гороховец, июль 1944 года

Галина с мамой Анной Андреевной Копытовой, фотография была отправлена на фронт отцу и мужу Копытову Алексею Васильевичу,              г. Гороховец, июль 1944 г.

— Мы жили в Гороховце в деревянном доме с мезонином на улице Ленинской – именно так ее называли в то время. Наша однокомнатная квартира располагалась на первом этаже. Два небольших окна выходили во двор. Между окнами стоял деревянный стол, накрытый вязаной скатертью с кистями, которые я так любила заплетать в косы, сидя под столом. Я играла там в куклу, сшитую для меня мамой. Лицо моей игрушки было тряпичное, и на нем карандашом нарисовали глаза, нос, губы. Очень хорошо мне запомнилась большая железная кровать в углу с грудой подушек, положенных одна на другую. Любимым местом в маленькой комнате была печка, где готовилась не хитрая еда, где можно было согреться. Около печки стояла тяжелая деревянная скамейка, на которую ставился самовар. Дощатые полы не были застелены половиками. На стенах же комнаты во множестве висели фотографии. Именно в эту квартиру, в которой мы жили приблизительно до 1947 года, во второй половине дня осенью 45- го, в сумерках, и возвратился с войны мой папа. Дверь изнутри закрывалась на крючок, я, подставив табурет, сама впустила папу.

А еще помню, как зимой женщины и дети с санями отправлялись за Клязьму, чтобы набрать сухостоя на растопку печей. Вереница санных подвод, словно длинный поезд, растягивалась через весь мост. На подъеме крутого берега реки поезд останавливался. Дети и женщины рогатулинами подталкивали сани сзади, а впереди женщина-возница, согнувшись, поддерживая руками перекинутую через шею веревку, что есть мочи, упиралась, не давая саням скатиться на лед. Наконец-то вползали наверх. Первые, вторые, третьи, и так далее, сани выстраивались вплоть до рынка. Небольшая передышка, и возы плывут дальше по улицам города, каждый в свою сторону, по направлению к дому. Совсем уже смеркается. В домах зажигаются керосиновые лампы, электричество подадут позднее, после семнадцати часов. Все печурки забиты варежками, на печке сушатся одежда и валенки. Ребятишки и взрослые с нетерпением ждут, когда закипит самовар. Напьются чая, согреются, ночь пролетит – не заметишь, а завтра снова трудиться.

Еще важным событием в жизни города тех лет было размещение на территории Гороховца Ряжского эвакогоспиталя. Некоторое время он находился в здании бывшей НСОШ №5. Раненые солдаты были для всех жителей города как родные. Мы, дети, знакомились с ранеными бойцами, а те угощали нас сахаром. Я вспоминаю, как летом на зеленом склоне Гребенской горы рассаживались раненые, с повязками на головах, в серых халатах, широких рубахах, кальсонах, на костылях. Они садились на траву и устремляли взгляды на заклязьменские дали, курили самокрутки, тихо беседовали. Наверное, каждый думал о семье, о доме, о близких…

Копытов Алексей Васильевич и Копытова Анна Андреевна (папа и мама), снимок – июль 1937г., г. Ярославль

Копытов Алексей Васильевич и Копытова Анна Андреевна (папа и мама), снимок – июль 1937 г., г. Ярославль

— Расскажите, пожалуйста, о вашей семье, о папе и маме, как жили они, что вы о них помните?

— Мой папа, Копытов Алексей Васильевич, родился 14 июля 1914 года в с. Макеево Гороховецкого уезда. Воинское звание — сержант, по специальности он котельщик, участник Финской и Великой Отечественной войн. Призван в армию по мобилизации Гороховецким райвоенкоматом 1 июня 1942 года. С июня 1942 по сентябрь 1942 он был курсантом восьмого учебного бронеполка. С октября 1942 года по ноябрь 1943-го он был водителем бронеавтомобиля в тридцатом отдельном стрелковом батальоне. С ноября 1942-го по октябрь 1945-го – командир отделения. Демобилизован 25 октября 1945 года. Он получил медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией в ВОВ» и орден «Отечественной Войны». А умер 12 июня 1988 года. 

Удостоверение на право вождения боевых машины выдано Копытову А.В., 05.08.1942г.

Удостоверение на право вождения боевых машины выдано Копытову А.В., 05.08.1942 г.

3

Удостоверение на право вождения боевых машины выдано Копытову А.В., 05.08.1942 г.

Маме же приходилось много работать в войну на складе заготовки капусты. И днем и ночью, в холодной воде, без сна и отдыха. Приходилось иногда брать на работу и меня, совсем кроху. Меня сажали в деревянный ящик вместо коляски, а в руки давали куклу, вырезанную из морковки. Так я приобщалась к тяжелым женским будням. 

Тяготы военных лет, упавшие непомерным грузом на мамины плечи, скажутся потом, уже после войны, неимоверной болью в суставах, ломоте, болях в сердце.

Но папа вернулся с войны, нам повезло! В нашем доме снова поселилось счастье! И только больно было смотреть в глаза соседкам, чьи мужья или сыновья не вернулись с фронта живыми.

— Галина Алексеевна, какой для вас самый памятный момент военного времени? 

Копытов Алексей Васильевич (папа) довоенное фото

Копытов Алексей Васильевич (папа) довоенное фото

— Как-то раз в разговоре со мной папа упомянул, что однажды ему стало по-настоящему страшно за нас с мамой, когда она пешком пришла к нему в Гороховецкие лагеря, где папа проходил переподготовку. Такой дальний и опасный путь мама проделала, неся меня, грудную, в перекинутом через плечо полотенце. Не побоялась – так хотелось увидеть мужа еще разочек! О родителях я вспоминаю с большой теплотой. Я никогда не слышала в семье брани, скандалов, грубых слов. Жили трудно, но добросовестно, уважали соседей, родных, много трудились. И конечно, памятен тот день, когда папа вернулся с войны домой.

На территории Гороховца в годы войны размещался эвакогоспиталь. Некоторое время он находился в здании бывшей НСОШ №5. Я вспоминаю, как летом на зеленом склоне Гребенской горы рассаживались раненые, с повязками на головах, в серых халатах, широких рубахах, кальсонах, на костылях. Они садились на траву и устремляли взгляды на заклязьменские дали, курили самокрутки, тихо беседовали. Наверное, каждый думал о семье, о доме, о близких…

— Галина Алексеевна, Ваш папа воевал. Может, он что-то рассказывал о войне, когда вернулся домой?

Экипаж танка Т-34 Копытов Алексей Васильевич с другом и однополчанином Александром Сукма (Сашко), сгоревшем в танке, Польша, г.Красно, 13.12.1944 г.

Экипаж танка Т-34 Копытов Алексей Васильевич с другом и однополчанином Александром Сукма (Сашко), сгоревшем в танке, Польша, г.Красно, 13.12.1944 г.

О войне папа не любил вспоминать, даже спустя много лет. Каждый раз в праздник 9 мая, до последних дней жизни, он горестно вздыхал, вспоминая своего фронтового друга Сашко, сгоревшего в танке. Прокручивая в памяти те далекие фронтовые дни, папа порою сам удивлялся, как можно было выжить в том аду. И лишь одна мысль угнетала моего любимого папу: «Не сберег я тебя, Сашко, не сберег…»

— Как вы отмечали День Победы семьей? Какие приятные воспоминания у вас остались об этом дне? 

— В День Победы мама любила распахнуть окно и устремить взор на белоснежные склоны Пужаловой горы. От дурманящего цветения вишни кружилась голова, над городом звучала музыка духового оркестра, по центральной улице шли колонны на митинг, торжественные, нарядные. Лица у людей были счастливые. Было радостно, и так хотелось жить! Я не хочу войны! Низкий поклон всем ветеранам войны и труженикам тыла, всем, кто ковал общую победу над врагом.

— Мы знаем, что вы пишите стихи, может быть, вы писали что-то и о войне? Прочтите хотя бы несколько строк.

— Да, я не могла обойти эту тему своим вниманием, так как для нашего поколения война навсегда запечатлелась в сердце. И конечно, у меня есть стихотворение, посвящённое моему отцу.

 Посвящение отцу

Я родилась в февральский день,

В суровый день сорок второго года.

Над Родиной висела тень 

И рокот злой фашистских самолетов.

Не слышал мой отец тот крик,

Мой первый детский крик – зов жизни,

Кричала я, и он кричал в тот миг:

— Вперед! За Сталина! И за Отчизну!

Мой первый шаг был не к отцу.

Не он меня поднял, когда упала, 

А мама подвела к крыльцу… 

Отцовской ласки я тогда не знала. 

Не ведая, творится что кругом, 

В своей кроватке засыпала,

А мама тихим голоском 

«Ночь темную», качая, напевала.

Мне повезло. Мне – не другим… 

Так, видимо, судьба распорядилась:

Пришел отец с войны живым, 

И счастье в нашем доме засветилось.

Ему сама открыла дверь,

Крючок едва достала с табуретки…

Я ясно помню и теперь:

В квартиру тесную вошли соседки.

Вот кто-то робко у порога встал,

Другой же тихо отошел в сторонку.

Как папа брился, кто-то наблюдал….

Соседкам сердце жгли скупые похоронки. 

Мне повезло, а не другим.

Вот почему должна любить, трудиться

За тех, кто навсегда остался молодым

И чьим мечтам не удалось свершиться.

За то, что я сейчас живу,

Что я дышу, любуясь мирным небом,

Склоняю голову свою

В знак памяти твоих друзей, отец мой.

 — Галина Алексеевна, спасибо Вам большое за интересный рассказ! Вместе с Вами мы окунулись в те военные дни, представили наш город того времени, узнали, как превозмогали тяготы войны его жители, как верили в победу. Эпиграфом к нашей беседе можно было бы взять слова Цицерона: «Кто пострадал, тот не забудет».         Ваше поколение, конечно, этого не забудет! Но главное, чтобы о той войне знало молодое поколение. И вот такие встречи с детьми войны, тружениками тыла дают возможность и современным детям узнавать об истории нашей большой страны и об истории каждого маленького города, внесшего свой, пусть небольшой вклад, в общую Великую Победу.

лист_лево лист лист_право

Ресурсы