День Чехии и Словакии

Для многих жителей планеты 1 января  это первый день очередного наступившего года, а вот для жителей Чехии и Словакии это День восстановления независимого чешского государства и  День Республики  Словакии.

Отдел литературы на иностранных языках предлагает вашему вниманию обзор литературы по данной теме, а также тематическую выставку, которая будет работать в отделе до 15 января.

Когда-то Чехия и Словакия были составной частью одного из самого прогрессивного по меркам установленного после Второй мировой войны государства – Чехословакии. Но так было не всегда…Чехия как самостоятельное государство (герцогство Богемия) существовала с 870 по  1230 гг., потом она была включена в Священную Римскую империю германской нации и позднее в Австро-Венгрию. В XI-XIV вв. она находилась в личной унии с германскими императорами.  С 1918 года существовала в составе Чехословакии.  Краткий период независимости и величия Чехии как Королевства Богемия потом воспевался многими историческими романистами, из которых главным следует считать Алоиса Йирасека (Jirasek A. Vojenske Povidky / Alois Jirasek. — Praha. — Bratislava: Nase vojsko: Tatran, 1975. — 391, [5] s.), бывшего для Чехии тем, чем был для Франции Дюма-отец, для Шотландии – Вальтер Скотт, а для Польши – Сенкевич.

Среди литературы того же периода выделяется имя автора тонких психологических романов Ярослава Гавличека (1896-1943), по мастерству описания тонких движений души и любовных переживаниях не уступающих Тургеневу или Генри Джеймсу. Название самого его известного произведения, «Helimadoe» (Havlicek J. Helimadoe/ Jaroslav Havlicek.- Praha: Ceskoslovensky Spisovatel, 1972.- 294, [10] s.) не переводится никак: это составное слово из имен самых важных женщин, встреченных героем на своем жизненном пути – пяти дочерей бедного доктора Ханзелина – Хелены, Лидмилы, Мари, Доротки и Эммы.

То, как именно Чехия добилась свободы и независимости после падения грозной монархии Габсбургов, отражено уже в предвоенном романе 1934 года Владислава Ванчуры «Конец старого времени» (Vancura V.The End of the Old Times/ Vladislav Vancura; translated by Edith Pargeter.- Prague: Artia, 1965.- 319 p.), заставшего уже конец не только империи в ходе Первой мирвоой войны, но и конец республики под пятой марширующих немецких сапогов.

О Первой мировой войне с  большим юмором и оптимизмом писал и автор незабвенного солдата Швейка, усиленно «забывавшего» лезть в окопы и умирать за батюшку-императора и глупого полковника Дуба, Ярослав Гашек. Предысторию этой книги и тайны, скрытые за описанием нелегкой, но полной приключений негероической боевой жизни бравого служивого можно узнать в книге-альбоме Эмануэля Фрынты «Hasek, der Schopfer der Schwejk»(Frynta E. Hasek der Schopfer des Schwejk / Emanuel Frynta; Deutsch von Lotte Elsnerova. — Praha: Artia, 1965. — 148 S.)

 

 Вторая мировая война также находит свое отражение в произведениях чешских писателей, потому что фактически она изменила для них все – как для чехов и словаков, так и для проживавших на землях бывшей Австро-Венгрии евреев, для которых был создан концлагерь Терезиенштадт. События этого периода отражены в книгах писателей-диссидентов Карела Птачника (Ptacnik K.Born in 1921/ Karel Ptacnik; translated by Alice Denesova.- Prague: Artia Pocket Books, 1965.- 495 p.),  Вацлава Режача (Rezac V. Dark Corner/ Vaclav Rezac; [translated by Iris Urwin].- [Praha]: Artia, 1963.- 242, [1] p.) и Ивана Ольбрахта. (Olbracht I.Valley of Exile/ Ivan Olbracht; translated from the Czech by Iris Urwin.- Prague: Artia, 1964.- 256 p.) 
Чехия – это ведь не только страна пива и лечебных курортов, но еще и одно их самых загадочных, мистических мест Европы, переплетение культур. В Праге при императоре Рудольфе II изготавливали свое золото алхимики, в местном еврейском гетто был, по легендам, создан Голем – глиняный человек необыкновенной силы, призванный отомстить за жителей квартала.  По мотивам этих легенд и был написан роман Умберто Эко, итальянского автора интеллектуального детектива и профессора истории Средних веков, «Пражское кладбище» — тайны и интриги ждут читателя библиотеки как на родном для писателя итальянском (Eco U. Il Cimitero di Praga/ Umberto Eco.- Milano: Bompiani, 2016.- 523, [5] p.), так и в английском переводе (Eco U. The Prague Cemetery / U. Eco; transl. from the italian by R.ichard Dixon. — London: Vintage Books, 2012. — 566 p.).  

Холодная война подарила нам также незабываемый образ Праги как… столицы шпионского мира противостоящих друг другу сверхдержав – СССР и США. Это представлено как в глубоко психологичных произведениях немецкого писателя Стефана Гейма (Heym S. The Crusaders / S. Heym; foreword by R. Orlova; commen. by V. Tarkhov. — Moscow: Foreign Languages Publishing House, 1951. — 771 p.), так и в остросюжетных триллерах Роберта Ладлума (Ludlum R. The Moscow Vector: A Covert-One novel / R. Ludlum, P. Larkin. — New York: St. Martin’s Press, St. Martin’s Paperbacks, 2006. — 456 p.) и Майкла Жако (Jacot M. The Last Butterfly / M. Jacot.- LONDON: New English Library, 1975. — 190 p.)

Особняком стоит писатель, рожденный и всю свою жизнь проведший в Праге, и даже имевший чешскую фамилию, но чехом не являвшимся даже литературно – вся его библиография была написана по-немецки, включая и воспоминания о раннем детстве — Франц Кафка (Kafka F. Hochzeitsvorbereitungen auf dem Lande und andere Prosa aus dem Nachlass / F. Kafka; herausg. von M. Brod.- Frankfurt am Main: S. Fischer Verlag, 1986.- 359 S.), дневники (Kafka F. Tagebucher: 1910-1923 / F. Kafka; herausg. von M. Brod.- Frankfurt am Main: S. Fischer Verlag, 1986.- 576 S.), (Kafka F. The Diaries: 1910-1923 / F. Kafka; ed. by M. Brod.- New York: Schocken Books, 1976.- 219, [6] с.) и вдохновленный абсурдом чиновничьего существования «Das Schloss» — «Замок» (Kafka F. Das Schloss / F. Kafka; herausg. von M. Brod.- Frankfurt am Main: S. Fischer Verlag, 1986.- 359 S.), несомненно, стоявший именно на землях Богемии и Моравии, страны замков и древних обычаев. Но таков был мир гениального и сумасбродного Франца Кафки, всю свою жизнь, несмотря на кошмары, проработавшего бухгалтером в одном из банков Праги.

Взглянем же на столицу Чешской республики более оптимистично.  

Так как Прага входит в сотню лучших городов мира, то мы постарались дать представление о ней с помощью путеводителей, отражающих всю самобытную красоту этого древнего города. Итак, знаете ли вы, что Чехия – страна любви, в которой прожил остаток жизни Казанова? Или то, почему многие люди, носящие немецкие фамилии, немцами не являются? Или, почему основатель Праги является одновременно и основателем старого чешского языка? Все ответы на эти вопросы вы можете найти в путеводителе С. М. Бурыгина (Бурыгин С. М. Чехия: [путешествие за здоровьем ] / С. М. Бурыгин, Н.И. Шейко, В.Н. Еремин. — М.: Вече, 2006. — 302 с.).

О том, почему изо всей музыки чехи предпочитают джаз и как именно чехи выбрасывали из окон австрийских посланников, читайте в путеводителе Л. Джеймса (Джеймс Л. Прага: путеводитель / Л. Джеймс; [пер. с англ. Е. Трусовой]. — М.: ФАИР, 2007. — 192 с.). Идеальный день в Праге предложит вам путеводитель Л. Беннета (Беннет Л. Прага: путеводитель / Л. Беннет; [пер. с англ. Т. Новиковой]. — М.: ФАИР, 2011.- 157, [2] с.), рассчитанный на наблюдательных, но ограниченных во времени путешественников, а за более подробными маршрутами с картами обращайтесь к книге Т. Яровинской из популярной серии «Оранжевый гид» (Яровинская Т. Прага / Т. Яровинская].- М.: Эксмо, 2011.- 303 с.).

Если уж Прага для вас славится прежде всего с кулинарной стороны, то в этом вам поможет путеводитель А. Д. Рапопорт (Рапопорт А. Д. Прага: Старое Место, Пражский Град, Градчаны, Мала Страна, Петршин, Новое Место, Вышеград, Винограды и Жижков, Збраслав, 7 пивных прогулок по Праге: 30 замков и дворцов, более 50 церквей, часовен и синагог, более 30 музеев, 50 пивных ресторанов, 9 схем, более 250 иллюстраций, практическая информация, советы от издательства, адреса кафе и ресторанов: [путеводитель / Рапопорт А. Д. и др.; гл. ред.: Кусый И. А.]. — [М.]: Вокруг света, 2009.- 180 с.), а «Неформальный путеводитель» Вероники Ганчуриной (Ганчурина В.Неформальная Прага: где жить, как ездить, куда гулять, что купить, где выпить, трамваи, музеи, музыка, книги, театр: путеводитель / В. Ганчурина. — СПб. [и др.]: Питер, 2015. — 157, [3] с.) познакомит вас с волшебной пещерой, входящей в фантастическую страну воображения местного фантаста,  стеной Джона Леннона и… желтыми утятами.
Но не столицей единой живы чехи.  Карловы Вары и Марианске Лазне, более известные как старинный аристократический курорт Мариенбад – все это тоже Чехия, как справедливо упоминает нам А. Ждановская(Ждановская А. Чешская Республика: очаровательная Прага, целебные Карловы Вары, романтические замки, города-музеи, пльзеньское пиво / [А. Ждановская, А. Рапорот; ред. И. Женин и др.].- М.: [Вокруг света], 2011.- 284 c.) Хотите увидеть моду Чехии за 400 лет, познакомиться с местом обитания самой известной литературной вампирши после Дракулы, хитрой и соблазнительной Кармиллы фон Карнштейн? Все это ждет вас в книге Н. Н. Малютина «Замки и крепости Чехии»(Малютин Н. Н. Замки и крепости Чехии: путешествие сквозь века / [Н. Н. Малютин]. — М.: Вече, 2009. — 282 с.)

А если вас серьезно интересуют именно архитектурные диковины страны, смело обращайтесь к харизматичному телеведущему Дмитрию Крылову (Крылов Д. Д. Чехия: / Д. Крылов, Т. Яровинская; фот. Т. Яровинская]. — М.: Эксмо, 2012. — 368 с.), а за тонкостями разговора с чехами всех возрастов и занятий – к небольшой книжке Николь Риттер (Риттер Н. Р. Чехия: [путеводитель по обычаям и этикету] / Николь Р. Риттер; [пер. с англ. Н. А. Чупеева]. — М.: АСТ: Астрель, 2009. — 159 с.)

Ради старинного чешского искусства просьба обращаться к книгам по готике и барокко – великолепное издание «Искусство Чехии и Моравии» расскажет вам о всех направлениях и школах этого периода, а книга немецкого исследователя Александра Бюхнера (Buchner, A.   Franz Liszt in Bohmen / A. Buchner; Deutsch von Charlotte Kirschner und FerdinandKirschner. — Praha : Artia, 1962. — 211 S.) покажет, что Францем Листом по праву может гордиться не только Венгрия, но и Чехия. И, наконец, чехи знают толк в архитектуре и искусстве и до сего дня: альбом «Contemporary Czech Architecture» (Kratochvil P. Contemporary Czech Architecture = Tschechische zeitgenossische Architektur / P. Kratochvil, P. Halik; [ed.: D. Vernerova; trans.: S. Kadecka; photog.: E. Havlova et al.]. — Prague: Prostor-architektura, interier, design, 2000. — 151 p.), богато и красочно украшенный, можно дополнить картинами современного чешско-немецкого художника реалиста Йозефа Ходека (Spurny J. Josef Hodek / J. Spurny. — Praha: Nakladatelstvi ceskoslovenskych vytvarnych umelcu, 1965. — 54 p.).

Итак, Словакия. Что мы знаем о ней? Ныне это республика, первое упоминание о населении которой относится к XVI веку, а столица, Братислава, возникла как историческая столица…. Венгерского королевства, и была известна в разные времена под разными именами – Истрополис,  Пожонь, Пресбург, Прешпорек или Прешпорок… Однако и в ней нашлось место самобытному зодчеству и красивым местам, как это явствует из путеводителей «Slovensko» (Slovensko.- [s.l.]: Osveta, 1977. — 266, [34] s.) и «Братислава» (Gregor M. Bratislava / M. Gregor. — Martine: Vydatel’stvo Osveta, 1981. — 276 s.).

В период с 1939 по 1945 Словакия существовала как клиентское государство Третьего Рейха под предводительством Йозефа Тисо, будучи по совместительству священником. Об этом вы можете прочитать в политологическом труде Ф. Бергмана «Self-Determination: The Case of Czechoslovakia, 1968-1969» (Bergmann P. Self-Determination: the case of Czechoslovakia 1968-1969 / P. Bergmann.- Lugano-Bellinzona: Grassi Instituto Editoriale Ticinese, 1972. — 159 p.), а о преодоленном коммунистическом прошлом – в книге мемуаров жены многострадального символа коммунистической Чехии Юлиуса Фучика Густы Фучиковой «Mein Leben mit Julius Fucik: Erinnerungen». (Fucikova G. Mein Leben mit Julius Fucik / Gusta Fucikova; uebersetzt von Zora Weil-Zimmering und Guenther Jarosch; mit einem Nachwort von Ilse Seehase. — Berlin: Dietz Verlag, 1976. — 796 [1] S.)

 Но на странице альбома «Ceskoslovensko» (Neubert K. Ceskoslovensko: historie, priroda, umeni / fotogr. Karel a Jana Neubertovi.- [Praha]: Artia, [1975].- 286, [1] s.), изданного в 1975 году, через семи лет «похолодания» после пражской весны, все еще тихо-мирно.

Однако история мест и возникновения словацкой нации покрыта сетью легенд, среди которых выделяется фигура правителя князя Прибины, которому посвящен роман современного словацкого писателя Франтишека Куберната (Kubernat F. C. Pribina / F. C. Kubernat; [il. V. Petrik]. — Martin: Vydavatel’stvo Matice slovenskej, 1996. — 191 s.) 
Что касается литературы, то классическая литература словацкого возрождения нач. XX века, выражалась в основном поэтически – в стихах  Валентина Беняка, полных символизма и декаданса (Beniak V. Nedokoncena symfonia; Vecerne sonety / V.  Beniak; [zostavil] C. Kraus; [zodpovedny redaktor I. Sokolik]. — Martin: Vydavatel’stvo Matice slovenskej, 1994. — 149, [3] s.), в баснях Павола Орсага, взявшего себе звучный псевдоним-фамилию Гвездослав («Славный звездами») (Гвездослав П. Стихи: перевод со словац. / П. О. Гвездослав. — М.: Художественная литература, 1979. — 221, [3] с.: ил.).

Автор книги стихов «Ikar vecne zivy» Стефан Жары (Zary S. Ikar Vecne Zivy / S. Zary. — Bratislava: Slovenske Vydavatel’stvo Krasnej Literatury, 1960. — 164, [8] s.) выбрал путь прославления «великого Октября», а его жена, Хана Поницка, выбрала путь диссидентки.

Выберите и вы, дорогие читатели, что читать в эти дни о двух странах, кому верить и какой язык учить – как доказал нам пример двух мирных соседских стран, выбор всегда возможен!